РИдИНГ-ЛИСТ

Disappearing grandmothers: как вернуть женские имена в историю литературы

Редкость или полное отсутствие женских имен в списках классической литературы создает иллюзию, что женщины не писали художественные произведения и критические тексты. В истории русской литературы были писательницы и поэтессы, которые не вошли в канон, и их имена постепенно забылись. Современные исследовательницы предлагают разные способы работы с вымыванием женщин из истории — например, добавление их обратно. У этого метода есть своя критика: ставя авторок в один ряд с писателями-мужчинами, мы забываем, что их усилия не были одинаковыми. Пробиться в «настоящую литературу» женщинам было намного сложнее.

И все же понимание, что авторами могли быть и авторки — шаг к восстановлению гендерного баланса в литературе. Мы попросили поэтессу, писательницу, соавторку курса феминистского письма и кураторку Школы литературных практик Оксану Васякину поделиться списком книг о женском авторстве.
Евгения Строганова
Классики и современницы. Гендерные реалии в истории русской литературы XIX века
Издательство: Литфак

Русская литература XIX века в ее каноническом понимании — это Толстой и Достоевский, Тургенев и Салтыков-Щедрин. Чтобы понять, почему в этом списке нет ни одного женского имени, литературовед Евгения Строганова обратилась к творческим судьбам писательниц Елены Ган, Надежды и Софьи Хвощинских, Надежды Дуровой. Она проанализировала роль женщины в литературном процессе, маргинализацию женской литературной критики и женские образы в текстах мужчин-классиков.
Классики и современницы. Гендерные реалии в истории русской литературы XIX века, Евгения Строганова
Авторицы и поэтки. Женская критика: 1830—1870, Мария Нестеренко
Составительница Мария Нестеренко
Авторицы и поэтки. Женская критика: 1830—1870
Издательство: Common place

Еще до появления дискурса о феминитивах русская писательница Александра Зражевская назвала женщин-литераторов «авторицами» и «поэтками». Предложенные ею варианты слов послужили названием этой книги — единственного в своем роде сборника женской литературной критики XIX века. В него вошли статьи критикесс 1830 — 1870-х годов, которые осмысляли положение женщины в обществе и ее участие в литературном процессе.
Составительница Мария Нестеренко
Авторицы и поэтки. Женская критика: 1830—1870
Издательство: Common place

Еще до появления дискурса о феминитивах русская писательница Александра Зражевская назвала женщин-литераторов «авторицами» и «поэтками». Предложенные ею варианты слов послужили названием этой книги — единственного в своем роде сборника женской литературной критики XIX века. В него вошли статьи критикесс 1830 — 1870-х годов, которые осмысляли положение женщины в обществе и ее участие в литературном процессе.
Авторицы и поэтки. Женская критика: 1830—1870, Мария Нестеренко
Кристи Эконен
Творец, субъект, женщина
Издательство: НЛО

Исследовательница Кристи Эконен работала с текстами писательниц и поэтесс Серебряного века. Ее анализ разрушает стереотипное представление о русском символизме как о колыбели прекрасной дамы и вечной музы, пишет Оксана Васякина. Эконен проанализировала тексты Лидии Зиновьевой-Аннибал, Поликсены Соловьевой, Зинаиды Гиппиус и других авторок. Она сделала вывод, что женщины, используя инструментарий мужчин-символистов, критиковали патриархальное устройство художественного дискурса и в рамках символистской эстетики создавали неандроцентричные художественные пространства.
Творец, субъект, женщина, Кристи Эконен
Страсть. Женская сексуальность в России в эпоху модернизма, Ирина Жеребкина
Ирина Жеребкина
Страсть. Женская сексуальность в России в эпоху модернизма
Издательство: Алетейя

Написанная еще в 90-х книга Ирины Жеребкиной была переиздана в 2017 году. В ней исследовательница рассматривает тексты и судьбы Лидии Гинзбург, Ольги Фрейденберг, Марины Цветаевой, Лили Брик и других. Пользуясь психоаналитическим понятием jouissance, Жеребкина описывает женскую субъективность авторок русского модернизма. В своем предисловии к переизданию она пишет, что иронически относилась к проекту эмансипации женской субъективности через сексуальность, но, к сожалению, иронический извод ее книги не был считан, при этом первое издание вызвало скандал в среде литературоведов. Как пишет авторка, сегодня она относится к этому методу критически. Но время делает свое дело, и книга Жеребкиной — важный текст о женском авторстве.
Ирина Жеребкина
Страсть. Женская сексуальность в России в эпоху модернизма
Издательство: Алетейя

Написанная еще в 90-х книга Ирины Жеребкиной была переиздана в 2017 году. В ней исследовательница рассматривает тексты и судьбы Лидии Гинзбург, Ольги Фрейденберг, Марины Цветаевой, Лили Брик и других. Пользуясь психоаналитическим понятием jouissance, Жеребкина описывает женскую субъективность авторок русского модернизма. В своем предисловии к переизданию она пишет, что иронически относилась к проекту эмансипации женской субъективности через сексуальность, но, к сожалению, иронический извод ее книги не был считан, при этом первое издание вызвало скандал в среде литературоведов. Как пишет авторка, сегодня она относится к этому методу критически. Но время делает свое дело, и книга Жеребкиной — важный текст о женском авторстве.
Страсть. Женская сексуальность в России в эпоху модернизма, Ирина Жеребкина
Елена Колтоновская
Женские силуэты
Издательство: Common place

Елена Колтоновская — русская писательница и критикесса XX века. Сборник «Женские силуэты» был выпущен в 1912 году. Он был составлен из уже написанных критических заметок и статей. Тексты из сборника были посвящены современным Колтоновской артисткам, танцовщицам и писательницам. В введении Колтоновская обращается к изданному ранее стихотворению «Женское» Зинаиды Гиппиус и комментирует его так: «Этот странный удел — не быть — назначен ей Богом». Своим сборником Колтоновская сопротивляется воле, которая выталкивает творящих женщин в небытие.
Женские силуэты, Елена Колтоновская
Гендер в советском неофициальном искусстве, Олеся Авраменко
Олеся Авраменко
Гендер в советском неофициальном искусстве
Издательство: НЛО

Новая книга серии «Гендерные исследования» — попытка переосмыслить историю советского художественного андеграунда. Используя гендерную оптику, авторка книги Олеся Авраменко обратилась к темам сексуальности, телесности, брака, рождения и воспитания детей в неподцензурном искусстве. Книга Авраменко отвечает, почему в советском неподцензурном искусстве отчетливо не звучали женские голоса и не было гендерной повестки. Помимо анализа в ее исследование вошли интервью с акторами художественного процесса: искусствоведом Иосифом Бакштейном, художницами Ириной Наховой и Верой Митурич-Хлебниковой, художниками Андреем Монастырским и Георгием Кизевальтером.
Олеся Авраменко
Гендер в советском неофициальном искусстве
Издательство: НЛО

Новая книга серии «Гендерные исследования» — попытка переосмыслить историю советского художественного андеграунда. Используя гендерную оптику, авторка книги Олеся Авраменко обратилась к темам сексуальности, телесности, брака, рождения и воспитания детей в неподцензурном искусстве. Книга Авраменко отвечает, почему в советском неподцензурном искусстве отчетливо не звучали женские голоса и не было гендерной повестки. Помимо анализа в ее исследование вошли интервью с акторами художественного процесса: искусствоведом Иосифом Бакштейном, художницами Ириной Наховой и Верой Митурич-Хлебниковой, художниками Андреем Монастырским и Георгием Кизевальтером.
Гендер в советском неофициальном искусстве, Олеся Авраменко
О. Бессмельцева, О. Васякина, А. Кальк, Д. Козлов, А. Нижник, Э. Россман, А. Сидоревич, Л. Смирно, С. Талавер, А. Ходырева
Феминистский самиздат.
40 лет спустя
Издательство: Common place

Эта книга — пример восстановления и вписывания женских имен в историю, из которой они были вычеркнуты. Советские феминистки в 1980-м году, несмотря на неприятие ни советской властью, пропагандирующей условное равноправие, ни диссидентским патриархальным движением, опубликовали свои тексты в альманахе «Женщины и Россия». Спустя сорок лет их работы переосмыслили современные представительницы фем-движения и гендерные исследовательницы и опубликовали оригинальный текст альманаха, дополнив его своими статьями.
Феминистский самиздат. 40 лет спустя, О. Бессмельцева, О. Васякина, А. Кальк, Д. Козлов, А. Нижник, Э. Россман, А. Сидоревич, Л. Смирно, С. Талавер, А. Ходырева
Своя комната, Вирджиния Вулф
Вирджиния Вулф
Своя комната
Издательство: МИФ

«Могу лишь сообщить свое мнение по одному пункту: если женщина хочет писать книги, ей понадобятся деньги и собственная комната», — фраза, ставшая уже классической в контексте вопроса о женском письме. Размышляя о женщине и литературе, Вулф понимала, что могла бы исследовать письмо других писательниц или разобрать женские образы в произведениях. Но вместо этого авторка, гуляя вокруг библиотеки Оксбриджа, куда женщинам вход был воспрещен, предлагала задуматься о материальной стороне женского письма.
Вирджиния Вулф
Своя комната
Издательство: МИФ

«Могу лишь сообщить свое мнение по одному пункту: если женщина хочет писать книги, ей понадобятся деньги и собственная комната», — фраза, ставшая уже классической в контексте вопроса о женском письме. Размышляя о женщине и литературе, Вулф понимала, что могла бы исследовать письмо других писательниц или разобрать женские образы в произведениях. Но вместо этого авторка, гуляя вокруг библиотеки Оксбриджа, куда женщинам вход был воспрещен, предлагала задуматься о материальной стороне женского письма.
Своя комната, Вирджиния Вулф
Урсула Ле Гуин
Words are my matter
Издательство: Mariner Books

Сборник эссе о жизни и литературе от писательницы-фантастки. Урсула Ле Гуин проблематизировала гендер и патриархат, социальное неравенство и антропоцентризм. Одно из ее эссе «Исчезающие бабушки» — ключевое для феминистского письма. Анализируя процессы вымывания женских имен из литературного канона, Ле Гуин выделила четыре основных стратегии: клевету, упущение, исключение и исчезновение. Она описывала, как мужчины присваивали женские тексты, сравнивали женское письмо с хождением собаки на задних лапах и оценивали не тексты, а внешность их авторок. «Я хотела бы видеть собственное имя на книгах, которые будут оценены, исходя из качества письма и достоинства самого произведения, а не моего гендера», — писала Ле Гуин, называя себя той самой «исчезающей бабушкой».
Words are my matter, Урсула Ле Гуин
Прямое мышление, Моник Виттиг
Моник Виттиг
Прямое мышление
Издательство: Beacon Press, в России — Идея-Пресс

Для французской писательницы и теоретикессы феминизма Моник Виттиг вопрос о женской литературе не стоял. Понятие «женщина» для нее существовало только в рамках гетересексуальных отношений, а поэтому лесбиянки, к которым Виттиг себя относила, не были, по ее мнению, женщинами. Отказ от бинарности Виттиг экстраполировала на письмо. «В литературе я не разделяю женщин и мужчин. Либо человек — писатель, либо нет. Это мыслительное пространство, где пол не является решающим. Человеку нужно иметь какое-то пространство для свободы. Язык это позволяет. Я говорю о построении идеи нейтрального, которое могло бы избежать разделения полов», — писала она. Название ее эссе «Прямое мышление», в котором поднимаются вопросы о гендере и бинарности, — это игра слов. Straight в переводе с английского — это и прямой, и гетеросексуальный.
Моник Виттиг
Прямое мышление
Издательство: Beacon Press, в России — Идея-Пресс


Для французской писательницы и теоретикессы феминизма Моник Виттиг вопрос о женской литературе не стоял. Понятие «женщина» для нее существовало только в рамках гетересексуальных отношений, а поэтому лесбиянки, к которым Виттиг себя относила, не были, по ее мнению, женщинами. Отказ от бинарности Виттиг экстраполировала на письмо. «В литературе я не разделяю женщин и мужчин. Либо человек — писатель, либо нет. Это мыслительное пространство, где пол не является решающим. Человеку нужно иметь какое-то пространство для свободы. Язык это позволяет. Я говорю о построении идеи нейтрального, которое могло бы избежать разделения полов», — писала она. Название ее эссе «Прямое мышление», в котором поднимаются вопросы о гендере и бинарности, — это игра слов. Straight в переводе с английского — это и прямой, и гетеросексуальный.
Прямое мышление, Моник Виттиг
Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить новые статьи.
Made on
Tilda